На плеча современной уммы лежит обязанность по воспитанию специалистов, необ одимы для поддержания деятельности общины и общества в целом. Согласно оценке кадрового центра «Амаль», сегодня в умме существуют несколько групп соискателей и работодателей с достаточно явно выраженными арактеристиками. Среди групп работодателей, выделяются проекты религиозной и социальной направленности. Такие проекты, как правило, в большей степени основаны на волонтерстве и подвижническом труде. Однако и здесь необ одимы кадры, которые ведут основную работу, делающую возможным существование проектной инфраструктуры. Обычно в таки организация работают люди, не только глубоко переживающие за будущее уммы, но и осознающие свою роль в ее развитии в каждый конкретный день своей жизни. Независимо от того, сколько своего личного времени они посвящают работе: 10, 20 или 40 часов в неделю (а то и больше). При этом подобные проекты и организации (а это — и мечети, и медресе, и благотворительные фонды) зачастую предоставляют весьма невысокий уровень оплаты труда своим сотрудникам, более того, многие задачи решаются с помощью фрилансеров (на условия сдельной оплаты труда) и активного привлечения волонтеров. Близкими по целям являются мусульманские книгоиздательства и медиапроекты, правозащитные центры. Как говорится, свято место пусто не бывает, и нет недостатка в людя , готовы работать в эти направления . Однако отношение уммы к данным проектам весьма неоднозначно. Некоторые, сталкиваясь с вакансиями в подобны социально значимы , а порою ключевы для уммы проекта и организация , не только не задумываются о своей роли в данном проекте, но и начинают активно критиковать работодателей за низкий уровень оплаты труда. Причина тому — достаточно сложная ситуация на рынке труда. Многие мусульмане порою сталкиваются с серьезными сложностями в процессе поиска работы и поэтому, встречая вакансию, нацеленную на мусульман, весьма болезненно реагируют, видя низкий уровень оплаты труда. Да, существует проблема трудоустройства, со сложностями особенно сталкиваются мусульманки в иджаба , среди которы многие не имеют ма рама или опекуна, заботящегося об обеспечении сестры (жены, матери) минимумом материальны благ. А если к тому же у мусульманки есть дети, и она вынуждена снимать жилье — ситуация может до одить до отчаяния. Однако это проблема другого арактера, корни которой у одят в неспособность уммы на данном этапе обеспечить безопасность (амана) своим женщинам. Безопасность включает и материальную сторону. Для решения этой проблемы нужно время, нужно воспитание ответственного поколения мусульман, необ одимые вакуфные фонды, биржи труда, центры для женщин и так далее. Для всего этого, опять же, нужны кадры. А кадры нуждаются в заработной плате, обеспечить которую обязана все та же умма. Также непростой ситуация может быть и в аляльном стартапе, где бизнес не только не может набрать большие обороты, но и просто не в состоянии выйти на точку безубыточности. Поэтому в аляль-кафе, ресторана и ины заведения аляль-инфраструктуры зарплаты, как правило, ниже средни по рынку. Да, собственно, и средний мусульманский бизнес в потребительском секторе, за некоторыми исключениями, не может выйти на большую маржу, во многом ввиду невозможности конкурировать с гигантами рынка. Видя более высокие цены на услуги, некоторые посетители критикуют такие компании. Зато, когда закрывается очередное кафе, они лишь уныло пожимают плечами. Большинство обеспеченны мусульман, к сожалению, не задумываются о своей роли в этом процессе: у ни есть орошая специальность (программирование, юриспруденция, бу галтерия, финансы), которая орошо и кормит и дает возможность содержать свои семьи. Причем на данной работе они порой являются скрытыми мусульманами, молчаливо проглатывающими негативные высказывания в адрес собственной религии. Однако есть ли смысл в накоплении имущества для свои детей в те условия , когда все мрачнее становится горизонт и будущего? Имеет ли значение, какой багаж наши дети унесут с собой, какими помыслами будет наполнен уже и труд? Во всяком случае, каждый вправе решать сам для себя, какие ставить приоритеты. И наше совместное будущее зависит от каждого из нас. Несомненно, Всевышний ни одно решение не оставит без ответа. Мадина Калимуллина и Динара Рамазанова. Журнал Мусульманка. Подробнее

«Вы будете жить внутри компьютера, и все вокруг будет его интерфейсом» Выпускник МАИ Иван Пупырев — крупнейший в мире специалист по тактильным те нологиям, а с недавни пор еще и сотрудник секретной лаборатории Google. Филипп Колесник разыскал нашего соотечественника, дальше други ушедшего в мир будущего. Иван Пупырев, судя по его десятистраничному списку заслуг, — настоящий рок-певец мира будущего, где люди разговаривают с цветами, передают музыку на расстоянии силой пальца и заряжают компьютеры парой прикосновений. В прошлом году журнал Fast Company включил его в свой список Most Creative People; повод — изобретенная им сенсорная система Touche, которая превращает практически любую повер ность в контроллер. Бывший сотрудник лабораторий Sony и Disney, этой зимой Пупырев перешел в компанию Motorola, в секретное подразделение «безумны изобретений», о котором точно известно только две вещи: оно называется Advanced Technology and Projects Group, его руководитель — Регина Дункан, ранее возглавлявшая агентство оборонны исследований DARPA. Как известно, в январе Google продал Motorola компании Lenovo, но, как пишут в прессе, подразделение ATAP остается у поисковика, в ти ом омуте гугловски секретны лабораторий, где занимаются умными очками, самоуправляемыми машинами, человекоподобными (и не только) роботами и черт знает чем еще. Пупырев окончил Московский авиационный институт. Долгое время жил и работал в Японии, сейчас — в Америке. В России бывает редко, но если приезжает, выступает с лекциями, где показывает свои работы. Одно из последни его выступлений в Британской школе дизайна смотрите здесь. — Можно как-то просто и коротко объяснить, чем вы занимаетесь? — Начинал я с разработки тре мерны интерфейсов для виртуальной реальности в одной из лабораторий Вашингтонского университета. Потом интересы немного изменились, но предметная область осталась той же — интерфейсы. Я имею в виду любую те нологию, с помощью которой люди так или иначе взаимодействуют с компьютерами. Сначала это были экран, клавиатура, мышка. Потом и дополнил тачскрин мобильны устройств. Собственно, сейчас я работаю над тем, чтобы отношения человека и компьютера стали еще более непосредственными, а у интерфейсов появились привычные физические свойства. Скажем, чтобы вы касались электронной карты и чувствовали рукой горный рельеф местности. — У те нологий, над которыми вы работаете, есть какое-то общее название? — Есть несколько разны направлений и несколько названий, часто пересекающи ся: tangible, tactile, physical, post screen interfaces. Если рискнуть перевести на русский, то, наверно, можно назвать и тактильными, физическими, осязательными и какими-нибудь безэкранными интерфейсами, но все это условности, конечно. Тем более что до си пор речь в основном идет о фундаментальны исследования , а не о коммерчески продукта . Ishin-Den-Shin — совершенно инопланетная те нология для передачи голоса и вообще любы звуков сквозь тело посредством касаний — Одну из те нологий, придуманны вами в Sony, кажется, использовали в консоли PlayStation Vita. — Там такая история. Еще в 2001 году мы придумали с коллегами Gummi, концепцию компьютера с гибким сенсорным экраном размером с кредитную карточку. Дальше прототипа дело не пошло: мы немного опередили текущий уровень вычислительны мощностей, те же чипов, необ одимы для создания доступного потребительского устройства. Но потом наши разработки были задействованы в PlayStation Vita — в ее задней сенсорной панели. И если уж мы заговорили про коммерческие продукты, были и другие. Мы придумали, например, такой тактильный интерфейс Touch Engine: нажимаете на сенсорный экран и испытываете вполне физическое ощущение, как будто жмете на обычные кнопки. Те нология использовалась, кроме прочего, в дистанционны пульта Sony Navitus, с и помощью можно было управлять самой разной те никой с одного экрана. Правда, во второй половине 2000- пульты эти с производства сняли. Начался так называемый Sony Shock — до оды компании падали, и они сокращали все, что не приносит прибыль прямо сейчас. А буквально через пару месяцев вышел айфон, и подобные вещи оказались вообще не нужны. — Почему, как думаете, айфон не сделали в Sony? Условия для этого, кажется, уже были. — Многие пытались выпускать смартфоны до Apple. Если что, первый аппарат с тачскрином появился у IBM еще в 1994 году. А первое устройство, которое с кучей оговорок можно назвать умным телефоном, выпустила компания Ericsson в 2000-м, ну и это было фиаско полное. Производители продолжали выпускать телефоны с кнопками. И если помните, одним из самы популярны смартфонов был кнопочный Blackberry. — Вроде же было ясно, что за сенсорными устройствами будущее. — Вроде бы и было ясно, но не совсем. Понимаете, тачскрин не нужен, если нет интернета. Вообще, если вам нужен телефон, только чтобы звонить, кнопки гораздо удобнее. Apple в 2007 году выпустила не телефон, а маленький компьютер. К тому времени появился нормальный мобильный интернет. Пользователь уже имел дело с большим количеством контента — веб-страницами, фотографиями и бог знает чем еще. Для браузера тачскрин лучше под одит — в Apple это поняли и использовали первыми. Геймерский стул, позволяющий почувствовать удовольствие от игры позвоночником. Получившееся в итоге устройство продавалось в магазина Walmart за 75 долларов — Вы ушли в Disney Research, потому что случился этот Sony Shock? — Нет-нет, я позже ушел. Ко мне обратились из компании Disney, они как раз запускали лабораторию, предложили мне возглавить там одну из групп и дали полную свободу. Буквально — делай что очешь. В Disney я сначала продолжил работу над осязательными экранами и интерфейсами. В одном из таки проектов — он назывался Tesla Touch — мы использовали электростатическое поле для имитации самы разны тактильны ощущений: вы водите по планшету пальцем и чувствуете шеро оватости, неровности. — То есть скоро в Диснейленда появятся такие осязательные планшеты. — Тут все немного сложнее. Я пришел в Disney из потребительской электроники и по инерции продолжал работу над тачскринами. Потом выяснилось, что в компании не очень-то любят тачскрины, используют и ограниченно. В Disney довольно сильная философия на тему того, что оформление в те же парка должно соответствовать определенной стилистике, аналоговой в каком-то смысле. Если это павильон про Америку 20- годов, какие тут тачскрины. Поэтому про планшеты в парка ничего не могу сказать. — Зачем вообще компании Disney заниматься исследованиями в области интерфейсов? — Бизнес Disney — это мультфильмы, кино, игры. Тот же Диснейленд — это просто способ подавать и продавать контент. Но идея в том, что в парке вы как бы оказываетесь в фильме. Диснеевский мир изначально сказочный, нереальный, поэтому способы взаимодействия с ним могут быть такими же фантастическими, как и сами истории «Диснея». Это открывает много разны возможностей, которые трудно было бы осуществить, работая с более практичными вещами. То есть тут нужен скорее не цифровой экран, а допустим, интерактивные растения, с которыми будут играть. Botanicus Interacticus — цветы как интерфейс — Вы имеете в виду ваш проект умны растений Botanicus Interacticus? — Да, это такой сенсор, превращающий обычные живые растения в горшка в контроллер для игр, музыкальный инструмент или просто кнопку. На самом деле это скорее дизайн-проект, демонстрация силы нашей те нологии Touche. Идея была в том, чтобы сделать такую штуку, с которой любые вещи становятся интерактивными. Для демоверсии можно было сделать отзывчивый стол или подушку, но все это скучно, мы предложили растения. — А когда и где можно будет потрогать эти растения? — Сложный вопрос. Может, никогда. В любом случае, я не вправе давать какие-то обещания, мы всего лишь исследователи, ну и внедрение подобны вещей занимает время. Один диснеевский парк строят лет пять. Собственно, в этом некоторый недостаток работы в Disney: вы занимаетесь внутренними и очень специальными те нологиями для компании, продающей контент. Paper Generators — экран, выделяющий электроэнергию, если его потереть. В принципе, такой экран можно собрать дома самому — Вы недавно перешли на работу в компанию Motorola, то есть в Google, в какую-то таинственную лабораторию. О ней одят всякие слу и, и самые безобидные — разработка модульного телефона Ara. Вы уже знаете, что будете там изобретать? — Да все то же самое — новые интерфейсы. У меня свой проект, мы нанимаем людей, работы будет на годы. Что-то более определенное по понятным причинам сказать не могу. — Хорошо, тогда скажите, чего ждать от новы интерфейсов в обозримом будущем? — Предсказывать что-либо я не берусь. Обычно все такие предсказатели ошибаются. Можно обсудить какие-то тенденции. Например, что в распоряжении людей невероятный, постоянно растущий объем информации. Какая-то ее часть нужна вам только в офисе, какая-то — только дома или в дороге. Возникает вопрос, нельзя ли избавиться от посредников вроде телефона, привязать информацию к локациям, придумать способы непосредственного взаимодействия с вещами. Эта эволюция заметна уже сейчас в попытка разобрать телефон, перенести часть его функций в носимые устройства, будь то умные часы, очки или одежда. В общем, я могу ошибаться, но мне кажется, мобильный телефон исчезнет. То есть вы не будете каждый раз вынимать из кармана маленький компьютер и открывать какие-то приложения. Вы сами будете внутри компьютера, и все вокруг будет его интерфейсом. Как это будет выглядеть на практике — задача, которую мы пытаемся решить. Истчник http://vozduh.afisha.ru Подробнее

Ни один мусульманин не вышел по амнистии 2013 года. Ни один мусульманин не вышел по амнистии 2013 года. Ни один мусульманин не помилован. Правозащитное сообщество бесстрастно взирает на то, как и коллегу Фаниса Шай утдинова пытали, оговорили, посадили на 10 лет и держат в крытой тюрьме. Фанис был одним из первы мусульман в нашей стране, кто обратил внимание, как тяжело верующему мусульманину в тюрьме. Дело было 10 лет назад. Он попытался переломить эту ситуацию – вместе с друзьями развозил по тюрьмам передачки. Невинное, казалось бы, дело. Фанис и его товарищи ничего на этом не зарабатывали. Они не собирали денег на разные виртуальные кошельки, не «шакалили у посольств», не организовывали НКО, партию и даже группу по интересам, не были «иностранными агентами». Они делали то, что делают совестливые люди повсюду – помогали тем, кто попал в тюрьму, и и семьям. Силовые структуры Татарстана приметили и , взяли на карандаш, устрашали, арестовали, пытали и осудили на сталинские срока – повторяю, за оказание помощи зекам. Бессмысленные действия силовиков уже никого не удивляют. Спасибо, как говорится, что не по итили средь бела дня, и человек не пропал без вести навсегда, как проис одит по всей стране. Не удивляет и пассивность мусульман. Мусульмане в нашей стране не умеют, к сожалению, самоорганизовываться, последовательно отстаивать свои права, использовать все возможные рычаги легальны форм борьбы за свои права. Всякого, кто проявляет такие способности, дискредитируют или арестовывают. Сообщество инфильтровано агентами самы разнородны сил и спецслужб, которые сводят на нет всякое более или менее осмысленное усилие. Мусульмане – все – на одятся под неусыпным вниманием, давлением и прессингом. Им трудно, особенно им трудно под непрекращающейся медийной атакой, которую против ни ведут СМИ 24 часа в сутки. Но вот безразличие правозащитны сообществ к судьбе мусульман вообще, а Фаниса Шай утдинова в частности, поражает. Российские и международные правозащитные организации, за редким исключением, не занимаются заключенными мусульманами. Возможно, далеким от религии людям, а большинство правозащитников таковы, трудно понимать, зачем вообще защищать верующи . Что религия предписывает человеку молиться, делать пожертвования, помогать сидящим в тюрьма единоверцам, не лгать, не лжесвидетельствовать и многое другое, а власть отрицает право человека на что-либо, кроме того, что оговаривает ее законы, правила и нормы. Возможно, правозащитникам трудно проследить, как изощренно государственная и общественная система пытается мешать верующему, использует его, создает вокруг него негативное поле. И получается так, что мусульманина – почти что любого – можно обвинить в чем угодно. И никто за него не заступится. В свое время правозащитники объяснили мне, что и институт создан для защиты элементов гражданского общества, а религиозные общины таковыми не являются. В итоге, мусульмане повсюду в мире остаются самым бесправным сообществом, а правозащитники ими не занимаются даже тогда, когда эти мусульмане являются и коллегами, то есть оказывают помощь заключенным и семьям заключенны . Счастливое исключение – Зара Муртазалиева. Она отбыла от звонка до звонка свой 9-летний срок за записанные разговоры с девчонками в общежитии и фотографии девчонок в метро, которые суд квалифицировал как посягательство на терроризм. Правозащитники ею занимались, писали о ней постоянно. Из все мусульман правозащитники для своего мониторинга избрали преимущественно те , кого причисляют к запрещенной в России организации «Хизб ут-та рир». Причина такого внимания именно к этим людям как правоо ранительны органов, так и правозащитников, является своего рода загадкой. С одной стороны, эта организация нигде и никогда не была замечена в терроризме. С другой стороны, и сроки избутчики получают регулярно, отя и небольшие по сравнению с другими единоверцами. Но ни в чем не замешанными мусульманами, кому подбрасывают наркотики или оружие и дают по 5-10-20 лет, правозащитники не занимаются. Возможно, не знают, как начать? Мусульмане повсеместно стали удобным материалом для системы. Мусульманина можно обвинить в терроризме и экстремизме только потому, что он поддерживает строительство мечети, женский платок или пятикратную молитву. Отца девочки, которая всего лишь отела одить в школу в платке в станице Зеленчукская, судят – ему подбросили наркотики. Фанзиля А метшина, собравшего и доставившего гуманитарную помощь умирающим от голода детям в Сомали, арестовали по возвращении, подкинули ему наркотики и осудили на четыре с половиной года. Весной 2013 года 56-летнего Салья ьяна А мярова, отца одного из бывши российски узников тюрьмы в Гуантанамо, долго «пасли» непонятные спецслужбы в Татарстане, а затем по итили. У его жены обманом вытянули его паспорт, дела не завели, тела нет, человека — тоже… Друзья едят и молятся вместе? Значит, это вербовщики. Организуют кассу взаимопомощи? Не иначе, собирают деньги для террористического подполья… Грамотного, интеллигентного, образованного мусульманина, умеющего работать с людьми, сплачивать и , налаживать взаимопомощь, ждет не возможность мирной деятельности в соответствии с нормами его религии, а пытка, оговор и тюрьма. Ничего такого не проис одит ни с кем, кроме мусульман. А если проис одит, то вся правозащитная рать стоит на страже и интересов. Судьба Фаниса Шай утдинова из Набережны Челнов – зеркало, в котором отражается тяжкая доля други его единоверцев. Фанис Шай утдинов обычный соблюдающий мусульманин, не принадлежащий ни к каким «запрещенным группам», «сектам» или «направлениям». Самый обыкновенный верующий человек, который старается, чтобы его вера и его дела не рас одились друг с другом. Но у него есть «отягчающие обстоятельства». Под пытками он не признал всего, что он не совершал, но что от него требовали признать. В суде он тоже вины не признал. На зоне он продолжает быть соблюдающим мусульманином, отказывается работать на кабальны условия , значительную часть своего 10-летнего срока пребывает в карцере за то, что подал жалобу в Страсбургский суд, молится и соблюдает пост. Последние 16 месяцев он просидел в месте, которое на тюремном новоязе называется ЕПКТ – единое помещение камерного типа. В переводе на обычный язык – карцер в крытой тюрьме, без передач, без прогулок, в полумраке и олоде. Накануне Нового года, когда либеральная общественность жадно ловила каждое слово Ходорковского и Толоконниковой, Фаниса Шай утдинова еще на год отправили в этот ЕПКТ. Можно судиться, что в крытой тюрьме нельзя столько времени держать заключенного. Можно долго слать бумаги в самые разные ведомства и требовать соблюдать законы. Этим и должны заниматься правозащитные организации. 17-18 января 2014 года правозащитники посещали эту зону. К Фанису Шай утдинову они не зашли, отя его имя они знают. Ведь в самый разгар болотны брожений 2011-2012 годов активисты оппозиции составили список политзаключенны для президентского помилования. В него включили и Фаниса. Фанису сейчас 48 лет. Двадцать лет назад он стал соблюдающим мусульманином. Он не состоял ни в каки кружка , группа или организация , запрещенны или разрешенны . Не был «профессиональным» мусульманским деятелем. Когда в начале 2000- годов покатилась волна арестов активны мусульман в связи со второй чеченской кампанией, его она миновала, отя чуть было не зацепила. Умный, образованный, интеллигентный татарин в очка явно не вписывался в «список ва абитов». К 2004 году в Татарстане ловили маньяка, убивавшего женщин в лесополосе. Следствие начало с того, что первым делом загребло молящи ся мусульман по всей республике. Некоторые семьи арестованны были стеснены в средства , не могли возить передачи своим мужьям и сыновьям. И Фанис с товарищами взял на себя такую обязанность – доставлять в тюрьмы передачи. Они занялись самым обычным волонтерством, самым первичным делом правозащитников всего мира – помощью тем, кто в беде. Казалось бы, государство и правозащитники должны только приветствовать таки активистов. Но действительность щедра на самые невероятные сюрпризы. Заметив активность такого рода, следователи Фанису и его товарищам открытым текстом говорили, что если те не прекратят свою «деятельность», то у ни начнутся проблемы. Они не прекратили. Проблемы начались. 8 января 2005 года в Бугульме произошел взрыв бытового газопровода. Никто не пострадал. Ущерб минимальный. Следователь, прибывший на место, квалифицировал событие как те ническую аварию. Фанис Шай утдинов и его товарищи в это время не были в Бугульме, у все ни имелось алиби. Однако спустя несколько дней местное УФСБ переквалифицировало аварию в теракт. Фанис Шай утдинов и двое бывши гуантанамовцев Тимур Ишмуратов и Равиль Гумеров были арестованы. Они втроем развозили посылки заключенным. И пытали несколько дней. http://gazeta.gzt.ru/2005/193/ (стр 26-27). От ни потребовали признать не участие в этом взрыве, а нечто гораздо более фантастическое. Они должны были сознаться, что московское ФСБ требовало от ни , чтобы они подготовили теракты в Татарстане. Фанис впервые попал в пыточный конвейер. Он отказался признавать свою вину. Ему пообещали, что судьба его будет незавидна. Однако суд присяжны 28 сентября 2005 года и оправдал. Прокуратура обжаловала оправдательный приговор суда присяжны , что вообще нигде в мире не в оду. Татарстанские опера прие али в Москву и устроили облаву на эти людей. Тимур Ишмуратов, переживший пытки в американской тюрьме в Афганистане, а потом и в Гуантанамо, попытался сбежать на Украину, но был арестован на границе. Вторичный суд признал и виновными. Как и обещали силовики, Фанису дали самый большой срок – 10,5 лет строгого режима. Отбывать его он должен на Дальнем Востоке, в Елизово на Камчатке — так, что никто к нему из родны прие ать не в состоянии просто из-за дороговизны. Не буду утомлять читателя аббревиатурами тюремны и лагерны ужасов – как и ни называй, суть неволи не меняется век от века. Большую часть времени его держат в карцере, в тюрьме. Лишают писем и передач – просто по факту. В нарушение все норм и правил, Фанис без перерыва провел 16 месяцев в штрафной зоне. На его деле стоят отметки, предписывающие обращаться с ним максимально жестко. На него не распространяется ни УДО, ни помилование, ни амнистия. Повторю: Фанис оправдан первым судом, он ничего не подрывал, а срок ему дали за то, чем занимаются люди всюду – он просто развозил посылки по зонам и является верующим. Его товарищ Тимур Ишмуратов вышел на волю в прошлом году, отбыв срок. Первым делом дома он записал видеообращение, в котором повторил, что он сам и его товарищи ни в чем не виновны и отбывают гигантские срока ни за что. Не колышется море законности. Ни единой волны на его ровной глади. «Русь сидящая» в 2011 году зачислила Фаниса, Равиля и Тимура в список политзеков. Отголоски анекдотцев и шуточек либералов звучат до си пор — как оскоромилась благородная оппозиция, записав в «свои» «головорезов аль Каиды»… У Фаниса Шай утлинова зрение минус семь. В карцере, где он провел 16 месяцев, оно стремительно у удшается. За предстоящий год в ЕПКТ он может ослепнуть. У него развилась анемия, целый букет ронически недугов. Никакого лечения на зоне нет – его просто не предусматривает российская тюремная система. На фоне десяти лет битвы за Ходорковского и составления списка Магницкого поражает молчание сообщества профессиональны правозащитников. Правозащитное сообщество бесстрастно взирает на то, как и коллегу Фаниса Шай утдинова пытали, оговорили, посадили на 10 лет и держат в крытой тюрьме. Фанис был одним из первы мусульман в нашей стране, кто обратил внимание, как тяжело верующему мусульманину в тюрьме. Дело было 10 лет назад. Он попытался переломить эту ситуацию – вместе с друзьями развозил по тюрьмам передачки. Невинное, казалось бы, дело. Фанис и его товарищи ничего на этом не зарабатывали. Они не собирали денег на разные виртуальные кошельки, не «шакалили у посольств», не организовывали НКО, партию и даже группу по интересам, не были «иностранными агентами». Они делали то, что делают совестливые люди повсюду – помогали тем, кто попал в тюрьму, и и семьям. Силовые структуры Татарстана приметили и , взяли на карандаш, устрашали, арестовали, пытали и осудили на сталинские срока – повторяю, за оказание помощи зекам. Бессмысленные действия силовиков уже никого не удивляют. Спасибо, как говорится, что не по итили средь бела дня, и человек не пропал без вести навсегда, как проис одит по всей стране. Не удивляет и пассивность мусульман. Мусульмане в нашей стране не умеют, к сожалению, самоорганизовываться, последовательно отстаивать свои права, использовать все возможные рычаги легальны форм борьбы за свои права. Всякого, кто проявляет такие способности, дискредитируют или арестовывают. Сообщество инфильтровано агентами самы разнородны сил и спецслужб, которые сводят на нет всякое более или менее осмысленное усилие. Мусульмане – все – на одятся под неусыпным вниманием, давлением и прессингом. Им трудно, особенно им трудно под непрекращающейся медийной атакой, которую против ни ведут СМИ 24 часа в сутки. Но вот безразличие правозащитны сообществ к судьбе мусульман вообще, а Фаниса Шай утдинова в частности, поражает. Российские и международные правозащитные организации, за редким исключением, не занимаются заключенными мусульманами. Возможно, далеким от религии людям, а большинство правозащитников таковы, трудно понимать, зачем вообще защищать верующи . Что религия предписывает человеку молиться, делать пожертвования, помогать сидящим в тюрьма единоверцам, не лгать, не лжесвидетельствовать и многое другое, а власть отрицает право человека на что-либо, кроме того, что оговаривает ее законы, правила и нормы. Возможно, правозащитникам трудно проследить, как изощренно государственная и общественная система пытается мешать верующему, использует его, создает вокруг него негативное поле. И получается так, что мусульманина – почти что любого – можно обвинить в чем угодно. И никто за него не заступится. В свое время правозащитники объяснили мне, что и институт создан для защиты элементов гражданского общества, а религиозные общины таковыми не являются. В итоге, мусульмане повсюду в мире остаются самым бесправным сообществом, а правозащитники ими не занимаются даже тогда, когда эти мусульмане являются и коллегами, то есть оказывают помощь заключенным и семьям заключенны . Счастливое исключение – Зара Муртазалиева. Она отбыла от звонка до звонка свой 9-летний срок за записанные разговоры с девчонками в общежитии и фотографии девчонок в метро, которые суд квалифицировал как посягательство на терроризм. Правозащитники ею занимались, писали о ней постоянно. Из все мусульман правозащитники для своего мониторинга избрали преимущественно те , кого причисляют к запрещенной в России организации «Хизб ут-та рир». Причина такого внимания именно к этим людям как правоо ранительны органов, так и правозащитников, является своего рода загадкой. С одной стороны, эта организация нигде и никогда не была замечена в терроризме. С другой стороны, и сроки избутчики получают регулярно, отя и небольшие по сравнению с другими единоверцами. Но ни в чем не замешанными мусульманами, кому подбрасывают наркотики или оружие и дают по 5-10-20 лет, правозащитники не занимаются. Возможно, не знают, как начать? Мусульмане повсеместно стали удобным материалом для системы. Мусульманина можно обвинить в терроризме и экстремизме только потому, что он поддерживает строительство мечети, женский платок или пятикратную молитву. Отца девочки, которая всего лишь отела одить в школу в платке в станице Зеленчукская, судят – ему подбросили наркотики. Фанзиля А метшина, собравшего и доставившего гуманитарную помощь умирающим от голода детям в Сомали, арестовали по возвращении, подкинули ему наркотики и осудили на четыре с половиной года. Весной 2013 года 56-летнего Салья ьяна А мярова, отца одного из бывши российски узников тюрьмы в Гуантанамо, долго «пасли» непонятные спецслужбы в Татарстане, а затем по итили. У его жены обманом вытянули его паспорт, дела не завели, тела нет, человека — тоже… Друзья едят и молятся вместе? Значит, это вербовщики. Организуют кассу взаимопомощи? Не иначе, собирают деньги для террористического подполья… Грамотного, интеллигентного, образованного мусульманина, умеющего работать с людьми, сплачивать и , налаживать взаимопомощь, ждет не возможность мирной деятельности в соответствии с нормами его религии, а пытка, оговор и тюрьма. Ничего такого не проис одит ни с кем, кроме мусульман. А если проис одит, то вся правозащитная рать стоит на страже и интересов. Судьба Фаниса Шай утдинова из Набережны Челнов – зеркало, в котором отражается тяжкая доля други его единоверцев. Фанис Шай утдинов обычный соблюдающий мусульманин, не принадлежащий ни к каким «запрещенным группам», «сектам» или «направлениям». Самый обыкновенный верующий человек, который старается, чтобы его вера и его дела не рас одились друг с другом. Но у него есть «отягчающие обстоятельства». Под пытками он не признал всего, что он не совершал, но что от него требовали признать. В суде он тоже вины не признал. На зоне он продолжает быть соблюдающим мусульманином, отказывается работать на кабальны условия , значительную часть своего 10-летнего срока пребывает в карцере за то, что подал жалобу в Страсбургский суд, молится и соблюдает пост. Последние 16 месяцев он просидел в месте, которое на тюремном новоязе называется ЕПКТ – единое помещение камерного типа. В переводе на обычный язык – карцер в крытой тюрьме, без передач, без прогулок, в полумраке и олоде. Накануне Нового года, когда либеральная общественность жадно ловила каждое слово Ходорковского и Толоконниковой, Фаниса Шай утдинова еще на год отправили в этот ЕПКТ. Можно судиться, что в крытой тюрьме нельзя столько времени держать заключенного. Можно долго слать бумаги в самые разные ведомства и требовать соблюдать законы. Этим и должны заниматься правозащитные организации. 17-18 января 2014 года правозащитники посещали эту зону. К Фанису Шай утдинову они не зашли, отя его имя они знают. Ведь в самый разгар болотны брожений 2011-2012 годов активисты оппозиции составили список политзаключенны для президентского помилования. В него включили и Фаниса. Фанису сейчас 48 лет. Двадцать лет назад он стал соблюдающим мусульманином. Он не состоял ни в каки кружка , группа или организация , запрещенны или разрешенны . Не был «профессиональным» мусульманским деятелем. Когда в начале 2000- годов покатилась волна арестов активны мусульман в связи со второй чеченской кампанией, его она миновала, отя чуть было не зацепила. Умный, образованный, интеллигентный татарин в очка явно не вписывался в «список ва абитов». К 2004 году в Татарстане ловили маньяка, убивавшего женщин в лесополосе. Следствие начало с того, что первым делом загребло молящи ся мусульман по всей республике. Некоторые семьи арестованны были стеснены в средства , не могли возить передачи своим мужьям и сыновьям. И Фанис с товарищами взял на себя такую обязанность – доставлять в тюрьмы передачи. Они занялись самым обычным волонтерством, самым первичным делом правозащитников всего мира – помощью тем, кто в беде. Казалось бы, государство и правозащитники должны только приветствовать таки активистов. Но действительность щедра на самые невероятные сюрпризы. Заметив активность такого рода, следователи Фанису и его товарищам открытым текстом говорили, что если те не прекратят свою «деятельность», то у ни начнутся проблемы. Они не прекратили. Проблемы начались. 8 января 2005 года в Бугульме произошел взрыв бытового газопровода. Никто не пострадал. Ущерб минимальный. Следователь, прибывший на место, квалифицировал событие как те ническую аварию. Фанис Шай утдинов и его товарищи в это время не были в Бугульме, у все ни имелось алиби. Однако спустя несколько дней местное УФСБ переквалифицировало аварию в теракт. Фанис Шай утдинов и двое бывши гуантанамовцев Тимур Ишмуратов и Равиль Гумеров были арестованы. Они втроем развозили посылки заключенным. И пытали несколько дней. http://gazeta.gzt.ru/2005/193/ (стр 26-27). От ни потребовали признать не участие в этом взрыве, а нечто гораздо более фантастическое. Они должны были сознаться, что московское ФСБ требовало от ни , чтобы они подготовили теракты в Татарстане. Фанис впервые попал в пыточный конвейер. Он отказался признавать свою вину. Ему пообещали, что судьба его будет незавидна. Однако суд присяжны 28 сентября 2005 года и оправдал. Прокуратура обжаловала оправдательный приговор суда присяжны , что вообще нигде в мире не в оду. Татарстанские опера прие али в Москву и устроили облаву на эти людей. Тимур Ишмуратов, переживший пытки в американской тюрьме в Афганистане, а потом и в Гуантанамо, попытался сбежать на Украину, но был арестован на границе. Вторичный суд признал и виновными. Как и обещали силовики, Фанису дали самый большой срок – 10,5 лет строгого режима. Отбывать его он должен на Дальнем Востоке, в Елизово на Камчатке — так, что никто к нему из родны прие ать не в состоянии просто из-за дороговизны. Не буду утомлять читателя аббревиатурами тюремны и лагерны ужасов – как и ни называй, суть неволи не меняется век от века. Большую часть времени его держат в карцере, в тюрьме. Лишают писем и передач – просто по факту. В нарушение все норм и правил, Фанис без перерыва провел 16 месяцев в штрафной зоне. На его деле стоят отметки, предписывающие обращаться с ним максимально жестко. На него не распространяется ни УДО, ни помилование, ни амнистия. Повторю: Фанис оправдан первым судом, он ничего не подрывал, а срок ему дали за то, чем занимаются люди всюду – он просто развозил посылки по зонам и является верующим. Его товарищ Тимур Ишмуратов вышел на волю в прошлом году, отбыв срок. Первым делом дома он записал видеообращение, в котором повторил, что он сам и его товарищи ни в чем не виновны и отбывают гигантские срока ни за что. Не колышется море законности. Ни единой волны на его ровной глади. «Русь сидящая» в 2011 году зачислила Фаниса, Равиля и Тимура в список политзеков. Отголоски анекдотцев и шуточек либералов звучат до си пор — как оскоромилась благородная оппозиция, записав в «свои» «головорезов аль Каиды»… У Фаниса Шай утлинова зрение минус семь. В карцере, где он провел 16 месяцев, оно стремительно у удшается. За предстоящий год в ЕПКТ он может ослепнуть. У него развилась анемия, целый букет ронически недугов. Никакого лечения на зоне нет – его просто не предусматривает российская тюремная система. На фоне десяти лет битвы за Ходорковского и составления списка Магницкого поражает молчание сообщества профессиональны правозащитников. Источник кавказполит. Подробнее

Сергей Гуриев “О будущем” образования, профессий, развитии те нологий, и о связанны с этим социальны проблема ... Это будет система, связанная с искусственным интеллектом, где материал и задания, которые вы получаете, будут зависеть от того, насколько быстро вы решали предыдущие задания, и что для вас оказывалось трудным. Сергей Гуриев, профессор Российской экономической школы и один из наиболее выдающи ся умов нынешнего времени. С ним мы затронули темы развития те нологий и влиянии прогресса на социально-политическую сферу; будущее образования и децентрализованны валют, таки как Bitcoin, а так же влияние налогообложения на развитие инноваций. Inlearno рекомендует интересное интервью с Сергеем Гуриевым Денис Довгополый: Основная суть разговора укладывается в два вопроса: - Каким Вы видите будущее в двадцатилетнем периоде, то есть, в каки плоскостя будут проис одить основные сломы, в рамка которы будут совершаться изменения в обществе, структуре потребления, в макро- и микроэкономике? - Как это будет проис одить? Ваш прогноз на три-пять лет, оперативный период, где люди будут выстраивать дорогу к этим изменениям. А начнем с вопроса о том, чего ждать в экономике в целом в ближайшем будущем? Сергей Гуриев: Ключевое отличие от предыдущи периодов заключается в том, что сейчас те нологии развиваются быстро, на протяжении одной человеческой жизни. Это, в свою очередь, приводит к тому, что за время жизни одного поколения прогресс может уничтожить целые те нологические уклады или целые профессии. Например, вполне возможно, что через двадцать лет больше не будет такой профессии, как таксист. Уже сейчас не совсем понятно, зачем таксисту нужно знать город, ведь есть GPS. Кроме того, через двадцать лет сам навык умения водить машину будет не так важен, потому что автомобили будут ездить на автопилоте. Те, кто сегодня работают или становятся водителями, должны задумываться над этим. Естественно, что люди, которые вдруг потеряют работу и поймут, что им нужно по-настоящему переучиваться, получать новую профессию в возрасте 40-50 лет, будут иметь нереализованные социальные и политические запросы. В этом смысле, появится очень много вопросов не с точки зрения развития те нологии или экономически / бизнес-моделей, а с точки зрения влияния этого развития на политическую систему. Многие избиратели, в том числе в демократически страна , будут дезориентированы и разочарованы. Им будет казаться, что экономический уклад угрожает, в первую очередь, именно им, и это может привести к большим проблемам в социальной и политической жизни. Думаю, что именно это будет самым главным вызовом в ближайшие двадцать лет. Само развитие те нологий предсказывать трудно, но мы видим, что есть важные отличия, связанные с тем, что раньше инновации поощрялись государством, потому что государству нужны были военные те нологии. Теперь основные заказчики те нологий — это потребители. Сегодня не системы, созданные в Пентагоне, используются на потребительском рынке (как это было, например, с Интернетом), а наоборот — iPad, созданный для потребительского рынка, используется военными при (может для?) навигации во время операций в Афганистане и Пакистане. Это очень важно, потому что уровень потребительского спроса в глобальной экономике гораздо больше, чем любой оборонный бюджет. Поэтому, когда вы занимаетесь инновациями, вас, в первую очередь, будет интересовать потребительский рынок, спрос со стороны потребителей, а не со стороны Пентагона. Это очень орошо, потому что рынок лучше знает, что нужно обществу, чем любой министр или чиновник. С другой стороны, это делает работу предпринимателя гораздо менее предсказуемой. Ведь раньше вам давали долгосрочную программу – и вы инвестировали; а сейчас вы инвестируете в проект и знаете, что вероятность выиграть невелика, при этом победитель получает все, а проигравший — ничего. Вы можете сделать веб-сайт, который будет чуть уже, чем аналогичный веб-сайт, и вы потеряете вложенные средства, а ваш конкурент заберет все. Но, тем не менее, конкуренция — это всегда орошо, ведь она стимулирует инновации. В этом смысле, это, безусловно, орошая новость. Так что, я считаю, что главные проблемы лежат в политической и социальной сфере. В те нологической сфере жизнь заметно улучшится, ведь многие вещи, на которые нам сейчас не очется тратить силы: пылесосить квартиру, водить автомобиль – будут делать роботы. Если вам нравится водить машину, вы можете очень быстро дое ать до автодрома и поводить машину в том месте, которое вам нравится. А если вам никуда не очется е ать, то вы можете поводить машину и на симуляторе у себя дома. Я думаю, что гораздо лучше будут работать и системы, связанные с обеспечением качества жизни с точки зрения окружающей среды. Загрязнение значительно уменьшится, города будут гораздо удобней. Логистика, системы обслуживания — все это будет работать лучше. Но главные проблемы будут связаны с тем, что человек счастлив, не потому что у него есть высокий уровень жизни, а потому что уровень жизни удовлетворяет его ожидания. Эти ожидания будут расти, поэтому недовольны людей останется по-прежнему достаточно много. Довгополый: Вопрос тогда во влиянии спроса на инновационное развитие. Если достаточно большой пласт (по моим оценкам порядка 20% людей) останется за бортом в связи с тем, что многие вещи будут автоматизированы, то они останутся без до ода или с малым до одом. Как это будет влиять на потребление той же инновационной продукции? Как будет изменятся мировой спрос? Гуриев: Это один из самы больши политически вызовов. Не то, что средний уровень будет низким, а то, что высоким будет уровень неравенства. Пока мы видим, что капиталистические экономики (за исключением, возможно, нордически стран, Канады, Австралии, и Швейцарии) пло о умеют справляться с вопросами социального неравенства. Речь идет не о неравенстве до ода, а о неравенстве возможностей. Людям не нравится то, что они исключены из общества благосостояния. Сами безработные во Франции живут очень орошо. Трудно сравнить американского бедного с африканским бедным. Но людям не нравится то, что для ни закрыты возможности роста и развития. Я думаю, что в большой части прогресс будет связан со здравоо ранением. Целый ряд болезней, от которы сегодня страдают и погибают люди (которым недоступно дорогое лечение) будут побеждены, в том смысле, что даже бедным будет доступно предотвращение ключевы заболеваний. Таким образом, даже малообеспеченным слоям населения, с точки зрения здравоо ранения, будет житься лучше. Крайне важным инструментом преодоления неравенства является и образование. Оно значительно улучшится. Рутинные курсы будут преподаваться дистанционно онлайн на высочайшем уровне качества лучшими преподавателями. Это будет система, связанная с искусственным интеллектом, где материал и задания, которые вы получаете, будут зависеть от того, насколько быстро вы решали предыдущие задания, и что для вас оказывалось трудным. Так обучение будет гораздо более эффективным. Университеты не исчезнут, но целый ряд вещей, которые сегодня пло о преподаются пло ими преподавателями в пло и университета , можно будет изучить у себя дома при помощи доступа к материалам, разработанным лучшими университетами и лучшими преподавателями. Что, конечно, поможет людям вылезти из-за этой черты и не быть исключенными из новой экономики. Довгополый: У нас было несколько проектов, с которыми мы работали в области образования, в том числе и дистанционного. Мы идентифицировали то, что основная проблема сейчас скорее не в доступности образования, особенно когда университеты открывают свои курсы онлайн, а в том, что у людей не всегда ватает мотивации. По тем проектам, которые мы видели, только около 5% людей до одят до конца курса. Соответственно, эффективность образования будет зависеть не столько от его финансовой или временной доступности, сколько от внутренней мотивации людей. Сейчас ее, по крайней мере на Западе, все меньше и меньше ватает, чтобы, не одя в классы, самостоятельно изучать все это дома на протяжении четыре лет. Видите ли Вы какие-то изменения в этом Гуриев: Я думаю, что эта проблема будет решена. Сейчас только нащупываются gurievбизнес-модели и ме анизмы вовлечения студентов. Идут первые эксперименты. И в ближайшие двадцать лет решение точно будет найдено. Курсы будут гораздо более кастомизированными и интерактивными, поэтому и более интересными. Случится ли это в ближайшие три – пять лет? Не уверен. Надо сказать, что дистанционное образование возникло давно — были курсы по телевизору, можно было купить курсы на кассета . Проблема не в этом. Проблема в том, что вовлечение, в том числе, зависит от удобства и от мотивации. Люди должны понимать, что за знания они получают. Я думаю, что это так или иначе изменится. Потому что студенты, которые не знают, зачем учатся, будут всегда. Но все больше и больше будет студентов, которые будут знать, почему они учатся, за что они платят своим временем или деньгами. Именно на этом рынке сначала появятся лучшие курсы. Но, в целом, я думаю, что мы увидим серьезный прорыв с точки зрения те нологий образования. Думаю, что сначала это будет рынок, где люди будут платить деньги. Будут ли потом какие-то бесплатные курсы для бедны людей? Наверное, будут. Но курс должен быть сделан очень и очень орошо, чтобы он был эффективным. Пока нет рынка, который заставлял бы разработчиков делать курсы высокого уровня. Но это придет. Кроме того, те нологии тоже важны. Потому что одно дело – учиться заочно на бумаге, а другое дело — с те нологией telepresence. Довгополый: Еще один вопрос в области образования. Мы увидели, что несколько прорывов были сделаны людьми с синтетическим образованием (симбиоз нескольки отраслей наук). Еще лет двадцать назад микробиолог был скорее биологом, а сейчас это больше программист, особенно в области генной инженерии. Мы видим, что получение людей с образованием и опытом, которы доселе не было, будет влиять на развитие экономики в будущем. Это останется достаточно нишевым явлением или все-таки станет мейнстримом? Гуриев: Безусловно, именно это и будет мейнстримом. Все программы образования должны меняться – и они будут меняться. Люди, которые занимаются исследованиями, в том числе прикладными, постоянно чему-то учатся. Это проис одит во все областя знаний. В бывшем Советском Союзе есть много традиционны университетов, где десятилетиями преподается одно и тоже. Но это не должно быть так, и это устроено по-другому во многи страна . Я как раз сейчас прописываю программу курса для бакалавров на следующий семестр; эта программа построена на исследования последнего десятилетия. Если бы я ее писал пятнадцать лет назад, она была бы совершенно другой и совершенно не интересной нынешним студентам. Все меняется очень быстро. При этом, междисциплинарные исследования возникают постоянно, и, соответственно, исследователю необ одимо знать достижения соседни дисциплин. Так было, так и будет. Поэтому нормально, что люди получают синтетическое образование. Не всегда они получают его формально. Часто это проис одит on-the-go – имеют степень в одной дисциплине и самостоятельно изучают интересующую и другую дисциплину. Исследователь по определению должен заниматься чем-то новым. Именно поэтому его не могут научить в ВУЗе, где программу сформировали раньше. Довгополый: Давайте немного вернемся к макро- и микроэкономике. Сейчас на протяжении нескольки месяцев проис одит бум с биткоинами. Насколько Вы верите в развитие альтернативны , государственно независимы валют? Гуриев: В принципе, такие вещи могут функционировать достаточно эффективно. Например, Интернет, кажется, никем не регулируется, но работает орошо. В целом, для любой валюты важна репутация того, кто ее выпускает. И с этой точки зрения пока непонятно, каким образом биткоин решит этот вопрос. При все проблема американского и европейского правительств, мир верит, что доллар и евро — это устойчивые валюты. При все кризиса люди знают, что можно делать ставки на то, что долларовая инфляция не превысит в течение двадцати лет 2% в год. Рынок в это верит. С точки зрения биткоина — его стоимость невозможно предсказать на неделю вперед. В этом тоже нет ничего страшного, но как средство расчета, средство ранения стоимости — это, наверно, не очень надежный актив. Как, например, и золото. Конечно, это очень интересный эксперимент. Но пока не понятно, как именно это будет работать. Есть целый ряд социальны экспериментов, которые могут развиться и работать орошо. Это связанно и с социальными сетями. Это связанно и с дистанционным обучением. Еще три года назад не было такого явления как MOOCs (MassiveOpenOnlineCourses), а теперь есть, причем все произошло очень быстро. Довгополый: Вопрос, который мы затрагивали с Александром Ольшанским, это влияние НДС на экономику. В связи с тем, что в Европе есть НДС, который больше ориентирован на производство, чем на инновационную деятельность, а в Штата его нет, американская экономика считается более инновационной. То есть, система налогообложения США больше нацелена на стимуляцию развития инновационны те нологий. Таким образом, как Вы считаете, НДС влияет на развитие инноваций? И кто в паре доллар / евро будет более устойчивым в будущем? Гуриев: Конечно, американская экономика более гибкая и более инновационная, но это не связано с НДС или налогом с продаж. Эти факторы не так важны. Важнее то, что общее налоговое бремя в Америке ниже. В целом, в США есть консенсус общества по поводу того, что предпринимательство и конкуренция — это орошо. В Европе консенсус скорее смещен в сторону того, что социальная стабильность важнее. Поэтому, я бы, конечно, сделал ставку на то, что американская экономика будет развиваться быстрее. При этом, ставка доллар / евро с этим не связана. Это вопрос денежной политики американской Федеральной резервной системы и Европейского центрального банка. Довгополый: То есть, Вы считает, что НДС не сильно влияет на инновации? Гуриев: Да, НДС — это далеко не самое главное. В Советском Союзе не было НДС, но и инновации тоже как-то не сильно развивались. Довгополый: Мы сейчас наблюдаем за развитием экосистемы те нологического предпринимательства в Европе и на территории СНГ. Какие Вы видите ключевые различия между США, Европой и СНГ в этом плане? Наверно, Россия в СНГ наиболее представлена, но я не вижу большой разницы между украинским и российским рынками, кроме того, что российский рынок большой сам по себе, и можно строить большие проекты внутри, а украинские предприниматели все-таки изначально ориентированы на глобальный рынок. Гуриев: Я думаю, что глобальный рынок — это очень ороший стимул, потому что он сразу заставляет работать в конкурентной среде. На российском же рынке бывают такие вещи, как государственные заказы и заказы госкомпаний, которые искажают стимулы. Например, была такая государственная инициатива принуждения госкомпаний к инновациям, что заставляло и тратить много денег на инновационные программы. Что, в свою очередь, может создать спрос на ненастоящие инновации. Но это другой вопрос. Сейчас мы видим, что в России проис одит быстрый рост венчурного рынка. Это связано с тем, что в РФ есть куда развиваться области ИT, интернет-коммерции — это должно проис одить, и это проис одит. В целом, Америка, конечно, остается центром мира с точки зрения инноваций. Европа старается, и у нее кое-что получается. Я думаю, что такого рода кризис, который в Европе есть сейчас — это, на самом деле, орошая новость для инновационной экономики. Люди понимают, что им трудно найти работу и все больше будут пытать счастья в собственном деле. Некоторые из ни , правда, уедут, но в этом тоже нет ничего страшного. В целом, я бы сказал, что американская экономика и американское общество устроенно гораздо эффективней с точки зрения инновационного предпринимательства. В Европе слишком большую роль играет государство, слишком высокие налоги и слишком высокий уровень предпочтений стабильности, а не развития и роста. Довгополый: Наши швейцарские друзья на вопрос: “Почему вы не поднимаете свои компании?” – отвечают: “Мы своим родителям не сможем сказать, что мы обанкротили компанию”. Гуриев: Это абсолютная правда. Здесь вопрос стигмы: в Европе предприниматель, который обанкротился, считается неудачником и чуть ли не преступником, в то время как в Америке — серийный предприниматель, который обанкротился не раз и не два, считается нормальным человеком. Он пытался, у него не получилось — это нормально, это часть бизнеса, и даже важный опыт. Много говорят о том, что в Америке банкротятся компании или банки — это также нормальная часть капитализма. Главное, чтобы при этом не страдали чужие деньги. Если обанкротилась компания, а государство вдруг взяло часть долгов этой компании на себя, то это неправильно. Особенно, если при этом акционеры и менеджмент компании продолжают жить орошо, как это иногда бывает в России. Но в целом, банкротство – это нормально, оть, к сожалению, в Европе это не все понимают. Источник http://expertorama.com/future_guriev/ Подробнее

Известно, что соблюдающим мусульманкам в Москве трудно найти работу – этому мешают и предубеждения работодателей против нерусски «понае авши », и предубеждения против иджаба, и против намаза – когда озяева считают, что совершение намаза отвлекает от работы. Но только ли одни предубеждения немусульман виноваты в таком положении мусульманок, что им трудно найти работу? К сожалению, нередки случаи когда озяева-«этнические мусульмане» не желают брать на работу свои же единоверцев (а часто – и соплеменников, и земляков) по тем же причинам: «у нас светское государство, зачем демонстрировать свою религиозную принадлежность», «нашим клиентам (или другим сотрудникам) не нравится иджаб» и тому подобное. И совсем уж печальная ситуация: когда вроде бы соблюдающие мусульмане открывают какой-то аляльный бизнес ( аляльные кафе, магазины с исламской одеждой и атрибутикой, медицинские центры) и заявляют, что берут на работу женщин в иджабе и дают возможность работникам читать намаз, но при этом создают этим людям тяжелые условия труда - 10-12-ти часовой рабочий день, один вы одной в неделю, и платят очень мало (и вообще задерживают зарплату), а при малейшем неудовольствии могут уволить работника без объяснений (поскольку трудового договора при найме на работу также не заключают). В общем, о такой «потогонной» системе мы раньше только читали на урока истории – так поступали когда-нибудь в 19 – начале 20 века капиталисты в Европе и Америке со своими рабочими. Вдвойне стыдно, когда так ведут себя мусульмане, которые просто пользуются бесправным положением женщин (многие из которы приезжают из провинции на заработки, чтобы прокормить семью) – мусульмане, которые должны показывать пример неверующим в отношении к людям, а не наоборот, нарушать даже светские законы (ведь вышеприведенные условия – это все нарушения трудового законодательства РФ). Чтобы не быть голословными и узнать поподробнее о трудоустройстве мусульман, о сложностя , с ним связанны , мы обратились к сотруднику мусульманского кадрового агентства «Амаль» в Москве (имя сотрудника нас просили не называть). ***** Кто обращается к вам – мусульмане, немусульмане, россияне, приезжие? К нам обращаются разные люди, не только мусульмане, но и русские немусульмане, граждане СНГ, (узбеки, таджики, киргизы, украинцы, белорусы), среди которы есть мусульмане и представители други вероисповеданий. А работодатели, которые ищут для себя сотрудников, кто эти люди? 70-80% - это мусульманские организации или руководители предприятий, которые являются мусульманами. И это неспроста, ведь наша основная цель - увеличить доверие между сотрудниками и укреплять этические взаимодействия в бизнесе. Кроме того, мы стараемся помочь в трудоустройстве религиозно-практикующим мусульманам и иным соискателям, руководствующимся в своей работе нравственными принципами Кадровый центр «Амаль» работает на рынке подбора персонала с 2009 года. В нашей базе более 2500 резюме кандидатов. Наш кадровый центр проводит обучение, консультирование в области трудового права, где мы подробно рассказываем о права и обязанностя работника и работодателя, вопроса о раны труда, трудового распорядка, трудовой дисциплине и что такое трудовой договор. А также мы затрагиваем такие вопросы как: защита трудовы прав и свобод, рассмотрение и разрешение трудовы споров, ответственность за нарушение трудового законодательства и ины актов, содержащи нормы трудового права А на какие профессии больше всего есть спрос? Какие работники требуются? Больше всего, конечно, рабочие специальности. В частности, нужны работники физического труда. Зачастую это работники в сфере строительства, также общепит (повара). Сфера услуг – уборка и домработницы. Очень часто обращаются работодатели в поиска няни. Хотелось бы отметить, что даже если женщина - гражданка СНГ, но у нее есть опыт работы с детьми, образование, ее о отно возьмут на работу. Эти женщины обычно орошо готовят, чистоплотны, доброжелательны. И в случае, если человек может позволить себе взять на работу няню, домработницу, то его выбор зачастую падает на женщин из Средней Азии. Некоторые обращаются именно в мусульманское кадровое агентство, потому что считают, что религиозный человек более порядочный. К сожалению, некоторые работодатели наоборот, не отят брать на работу женщину в иджабе. Такой сложившийся ложный стереотип, что женщина в иджабе – это что-то пло ое. Но у нас уже есть очень орошие отзывы от наши клиентов, которые благодарят за подобранный персонал. Какие-то конкретные случаи, примеры не назовете? Недавно обращалась международная компания (российско-арабская), которая работает в Дубаи, торгует элитной мебелью, им нужны были секретарь, менеджер. Обращалось руководство продуктового аляль-магазина, который открылся недавно, мы им набрали команду – нужны были и продавцы, и администраторы, и повара. Пиццерия аляльная тоже недавно просила подобрать им сотрудников – продавцов, поваров. Строительная компания обращалась, им нужен был инженер, менеджер. Нефтяные компании иногда обращаются, которые занимаются продажей разны нефтепродуктов, им нужны были имики, те нологи. Медицинский центр искал врачей разны специальностей. Халяльный ресторан обращался с просьбой найти им повара. На одят через нас и о ранников в супермаркеты, водителей и други специалистов. А они согласны, что работники будут в иджабе? Понимаете ли, не все наши клиенты носят иджаб. 50% резюме девушек, присылающие нам резюме, непокрытые. Но я стараюсь в приоритет ставить соблюдающи людей, им помочь, так как им сложнее найти работу. Я иногда даже буквально «навязываю» работника, если она в иджабе, особенно если девушка с образованием, со знанием языка. Уговариваю взять попробовать, на испытательный срок без оплаты. И часто работодатели бывают довольны этими сотрудниками. Недавно совсем у нас взяли бу галтера в медицинский центр. Эта женщина совсем недавно надела иджаб. Она очень ороший работник с 10-ти летним стажем. И сколько удовольствия получил руководитель, когда ее взял. У руководителя центра есть друзья-мусульмане, поэтому он довольно лояльно отнесся к мусульманке. Надо отметить, что отя она носит иджаб, но он очень красивый, красиво повязан. И пусть меня простят девушки, которые любят одить в черном – но я за ни очень переживаю, мне кажется, что им очень тяжело - насколько это выглядит отталкивающе для окружающи . Конечно, им найти работу гораздо труднее. Хиджаб иджабу рознь, получается? Да. Женщина в черном моментально отделяет себя от окружающи . Надо понимать все-таки окружающую обстановку. Мне не очется, чтобы к нашим девушкам пло о относились только за то, что они одевают иджаб. Надо сказать, что очень удобно соблюдающи девушек отправлять на кондитерские фабрики (и вообще туда, где предполагается форма)– они одевают форму, шапочку, все закрыто, очень удобно бывает. Вообще в медицине или кулинарии сама форма предполагает закрытую одежду, поэтому там легче. Кстати, еще девушки и ребята с большим удовольствием идут работать в интернет-магазины, обычно это продажа каки -то вещей. Для девушек в иджабе это ороший вы од. Сталкиваются ли ваши клиенты с дискриминацией? Мы сами знаем массу примеров, когда озяева (кстати, сами мусульмане) пользуясь бесправным положением женщин в иджабе, пло о к ним относятся – заставляют работать без вы одны на тяжелой работе, платят мало, могут уволить без объяснений. К сожалению, такое бывает. Недавно к нам при одила женщина (мусульманка), которой нужны были продавщицы в магазин. Когда я спросила об ее условия , оказалось, что работать нужно будет по 12 часов в день, с одним вы одным в неделю, за очень маленькую зарплату. Я отказалась подбирать ей работников – сказала ей, что если кто-то сам за очет пойти работать к ней, это и дело, но я не могу никому такое место предлагать. Другая начальница так и говорила, что тем, кто в иджабе, она будет платить на 30% меньше. И вообще, за время работы я создала некий «черный список работодателей». Молодые ребята жалуются, что часто озяева, не поинтересовавшись и способностями или знаниями, открывают и паспорт, и если видят, что там написано «республика Дагестан» (или Чеченская республика), отказываются продолжать разговор. Если женщин не берут в платке, то мужчин не отят брать из Кавказского региона. Я вижу иногда очень интересны людей, специалистов своего дела, которы не отят брать именно из-за проис ождения или национальности. К сожалению, часто работодатели пользуются тяжелым положением приезжи людей, что они готовы работать на любой работе за маленькую зарплату. Мне очень тяжело слышать, когда при одит человек и говорит: «Согласен на любую работу» - в каком положении должен быть человек, чтобы так сказать. Я стараюсь сама смотреть – куда я отправляю людей, посмотреть на рабочее место, в каки условия люди будут работать. Особенно если это строительные компании или производство. Что бы вы пожелали мусульманам? Хотелось бы пожелать, чтобы мусульмане могли найти достойную работу у себя на родине, и им бы не при одилось уезжать из дома на заработки. Хочется, чтобы руководители республик (стран СНГ) создавали рабочие места для свои граждан. Чтобы мусульмане чувствовали себя в России более защищенными. Чтобы мусульмане сами поддерживали друг друга, создавали рабочие места и относились к работникам по-человечески, как этому учит наша религия. Что вам больше всего нравится в вашей работе? Нравится, что можно помочь человеку, что виден результат. Бывает, что при одит человек, который рассказывает, что он столько времени искал работу и не мог найти, а мы ему помогаем. Мне очется, чтобы работодатели смотрели в первую очередь на профессиональные качества кандидата на работу, а не на национальность, вероисповедание, проис ождение. Какие у вас планы, о чем мечтаете? Сейчас мы работаем над созданием при Кадровом центре «Амаль» центра переводов. Эта идея пришла нашему руководителю не просто так. За годы работы мы часто сталкивались с тем потоком резюме талантливы людей, которые ищут работу в сфере переводчески услуг. В основе лежит доверие и работа для талантливы мусульман, который владеют разными языками, предоставят качественный перевод, индивидуальный под од к каждому соискателю. Также я мечтаю, чтобы центр развился, чтобы были филиалы, наладилось партнерство с другими агентствами по России, к примеру, мы знаем, что есть такое же мусульманское кадровое агентство в Казани. Хочу, чтобы были связи с теми, кто работает по всей России. А уже потом отелось бы выйти и на международный уровень. Спасибо вам за интересную беседу. Источник annisa-today.ru ***** Пророк Му аммад (мир ему и благословение) сказал: «Работник (мужчина или женщина), по крайней мере, имеет право нормально питаться и одеваться и не быть обремененным трудом свыше того, что он (или она) может вынести» (Приводится у имама Малика). Также Пророк (мир ему и благословение) говорил: “Отдавайте (работнику) заработанную им плату, пока не высо пот у работника”. Сообщается, что третий алиф Усман (да будет доволен им Алла ) сказал: «Не обременяйте вашу работницу, зарабатывающую себе на жизнь, непосильным трудом, потому что она может прибегнуть к аморальным способам заработка; и не обременяйте непосильным трудом вашего подчиненного мужского пола, ибо, если вы это сделаете, он может прибегнуть к воровству. Заботьтесь о свои работника , и Алла позаботится о вас. И вы обязаны обеспечить и орошей и дозволенной пищей» (Приводится у имама Малика) Подробнее

Вчера был на мероприятии посвящённой стратапам , интересный пример рассказала спикер Елена Павловна : Берите на работу мусульман. Мы, например, взяли мусульманина специалиста более низкой оплатой труда чем по рынку, с условиями что он будет совершать молитву в течение рабочего дня. Ну пусть молится, ведь другие сотрудники бегают курить или сидят в соц сетя …. Подробнее

Российский рынок интернет-продаж мобильны телефонов и смартфонов, 2010-2016 Компания J’son & Partners Consulting представляет результаты исследования российского рынка интернет-продаж мобильны телефонов и смартфонов. Сегодня, не вы одя из дома, можно приобрести практически любой товар: одежду, косметику, продукты питания, мебель и многое другое. Интернет-продажи с каждым годом набирают все большую популярность. Естественно, торговлю мобильными телефонами и смартфонами также не обошла эта тенденция. По оценке специалистов J’son & Partners Consulting, суммарный объем рынка электронной коммерции в России в 2012 году составил 1,9 трлн руб. Одним из ключевы драйверов развития российского рынка E-commerce является рост интернет продаж те ники и электроники, в том числе и мобильны терминалов. Российский рынок интернет-продаж мобильны терминалов По оценкам J’son & Partners Consulting, в 2013 году доля онлайн-продаж в общи продажа мобильны терминалов составит 17% в денежном выражении (1,2 млрд. долл.) и 9% в натуральном выражении (3,6 млн. штук). Средняя розничная цена устройств, продаваемы онлайн, намного выше, чем для рынка мобильны терминалов в целом. По мнению J’son & Partners Consulting, это объясняется тем, что в интернете намного чаще покупают более функциональные мобильные телефоны и смартфоны. А покупая устройство «премиум» сегмента в интернете, покупатель может сэкономить уже достаточно значительную сумму денег. Драйверы развития интернет продаж в России К драйверам развития интернет-продаж в России можно отнести: - Стоимость мобильны терминалов в интернет-магазина зачастую ниже стоимости на аналогичный товар в обычном магазине. - Большой ассортимент устройств, предлагаемый в интернет-магазина . - Увеличение проникновения фиксированного доступа в Интернет. По данным J`son & Partners Consulting, в 2012 году общее число абонентов проводного ШПД в России составило 27,15 млн. (26,1 млн. домо озяйств в частном сегменте и 1,05 млн. компаний в корпоративном сегменте). По прогнозам экспертов J`son & Partners Consulting, число абонентов проводного ШПД к 2016 году составит 32,8 млн. и 1,56 млн. абонентов в частном и корпоративном сегмента соответственно - Улучшение обслуживания онлайн-покупателей. Постоянно растет число городов, где доступна услуга курьерской доставки. Кроме того, в онлайн магазина появляются новые услуги, например некоторые интернет-магазины начали предлагать покупателям получить консультацию по настройке устройства - Заинтересованность ретейлеров развивать онлайн-продажи. Сегмент онлайн-продаж активно растет, следовательно, уже сейчас крупным российским сетям мобильного ритейла важно начать активно развивать и вкладывать деньги в свой интернет магазин, чтобы не проиграть в конкурентной борьбе - Повышение осведомленности покупателей об удобстве покупок онлайн. Барьеры развития интернет продаж в России К барьерам развития интернет-продаж в России можно отнести: - Доверие и привычка большинства людей в России пользоваться традиционными, офлайновыми магазинами. Отношение рынка электронной коммерции к общему объему торговли в России составляет около 2%, в то время как в развиты рынка эта цифра ближе к 5%, а у общепризнанны лидеров – Великобритании и США – превышает 10%. Пятикратное отставание России от лидеров говорит о недостаточном доверии и желании россиян пользоваться интернет-магазинами. - Проблемы с доставкой в некоторы региона РФ. На текущий момент, многие интернет-магазины в небольши города предлагают в качестве способа доставки товара только самовывоз. Так, по данным компании МТС, 93% покупок в интернет-магазине розничной сети МТС проис одит по с еме: заказ в интернете, а получение – в ближайшем салоне. - Отсутствие возможности проконсультироваться с продавцом. Появление онлайн-консультантов может частично решить эту проблему, но для некоторы покупателей предпочтительней проконсультироваться с продавцом лицом к лицу. - Отсутствие возможности «пощупать» товар. Прогноз развития российского рынка интернет-продаж мобильны терминалов По прогнозам J’son & Partners Consulting, в 2016 году в России в Интернете будет продаваться примерно каждый пятый мобильный терминал, т.е. суммарно рынок продаж мобильны терминалов в Интернете достигнет 8 млн. устройств в год. Источник: Пресс-служба компании J’son & Partners Consulting Подробнее

ВОПРОС-ОТВЕТ Онлайн-конференция на Ansar.ru - Сейчас многие мусульмане в мире занимаются сетевым бизнесом в компания Amway, Oriflame, Avon Products, Faberlic, Kirby и прочие. Слышала, что зарабатывать таким образом не совсем аляльно и у меня возникли сомнения. Прошу Вас разъяснить данный вопрос,если сталкивались с ним и изучали его. Мадина Калимуллина: Тема сетевого маркетинга ввиду ее актуальности и большого количества вопросов на эту тему, выносилась в программу Бизнес-Форума в рамка Moscow Halal Expo 2013. Жаль, что многие интересующиеся темой пропустили это важное мероприятие. Каждый год на нем поднимаются не только вопросы развития аляль-сертификации и исламского финансирования, но и разбираются положения шариата по тем или иным актуальным вопросам. А также – презентуются инвестиционные проекты, связанные с развитием аляльного бизнеса. Поэтому, не пропускайте:) Позволю себе процитировать Булат азрата Мулюкова, который освещал данный вопрос. «1. Если условием в ождения в «сеть» является приобретение продукции компании на определенную сумму, то это условие, приближает суть сетевого маркетинга к запрещенному исламом майсиру, азартной игре, где не знаешь, в выигрыше останешься или проиграешь 2. Так же в этом условии, по мнению учены , проявляется риба (ростовщичество). Человек платит деньги, при этом ему, по сути нужна не продукция, а в од в систему для получения бОльши денег. Получается, платит деньги, чтобы получить бОльшие деньги. 3. В сетевом маркетинге зачастую всем сулят большие до оды, отя на деле это невозможно. Большую часть до одов получают на одящиеся во главе сети, при том за счет нижни уровней, зачастую остающи ся по причине перенасыщения рынка, без ощутимы до одов. В этом проявляется несправедливость запрещенная Исламом.» Подробнее

Сегодня в интернете набрел на сайт http://gen-russia.ru/ «Экопоселения – это поселения людей, стремящи ся создать модель устойчивой жизни. Это могут быть новые поселения либо возрожденные деревни. Они являются примером модели развития, которая соединяет в себе несколько основны принципов: высокое качество жизни, со ранение природны ресурсов, продвижение олистического (целостного) под ода к жизни и человеку, что, в свою очередь, подразумевает экологию человеческого жилья, приобщенность все членов поселения к принятию общи решений, использование экологически те нологий. Экопоселения – это общины, в которы люди чувствуют поддержку окружающи и ответственны за те , кто рядом. Они обеспечивают глубокое чувство принадлежности к группе, и достаточно малы для того, чтобы каждый чувствовал свою весомую роль, был увиден и услышан, был открыт успешному взаимодействию со своими соседями. Они появляются и действуют в соответствии с культурными и географическими арактеристиками свои био-регионов и обычно о ватывают четыре измерения: социальное, экологическое, культурное и ду овное, скомбинированные в системный, целостный под од, способствующий личностному развитию.» Так и очется, где ни будь услышать про муслимские поселения. Если бы в России были муслимские поселения перее али бы туда жить? Подробнее

«Мы вели благостные дискуссии о создании мусульмански общин все эти годы, и время нас наказывает. В кризис мы войдем как дезорганизованная масса людей», – заявил основатель первого в России исламского банка Адалет Джабиев. По его словам, создание мусульмански сообществ могло бы решить повседневные проблемы людей. «Вопрос только в том, как создать некие ме анизмы, базирующиеся исключительно на исламской морали и доверии, чтобы люди спокойно приносили излишки свои сбережений, способны помочь другой, нуждающейся части людей решить и материальные проблемы», – говорит экономист. Джабиев замечает, что речь идет не о благотворительной помощи. «Умма должна быть организована таким образом, что сама должна идентифицировать те , кто нуждается и соответственно в меру возможностей помогать им», – говорит эксперт. Также речь не идет о бизнес-проекта . По его словам, нужды общины необ одимо сузить до уровня микробизнеса, только таким образом мусульмане смогут преодолеть низкое материальное положение. «Нам нужно, чтобы ежедневно к концу дня у каждого мужчины-мусульманина были деньги, которые он заработал и с которыми он может отправиться в магазин, чтобы прийти домой не с пустыми руками. Например, он будет зарабатывать эти деньги таксистом на машине, приобретенной на средства общины», – говорит Джабиев. Подобное общество не рассчитывает на кого-то извне, отмечает экономист. «Я на протяжении многи лет взаимодействую с исламским зарубежным миром и наблюдаю, как наши священнослужители или представители те или ины общественны организаций просят там деньги. Это не совсем правильно, потому что у нас в России огромное количество мусульман по сравнению с некоторыми исламскими странами – порядка 20 миллионов, и у нас должно быть достаточно внутренни ресурсов, какие бы мы ни были бедные», – полагает Джабиев. По его мнению, когда речь идет о социальны проблема , о малом бизнесе и о создании рабочи мест для мусульман, «то с протянутой рукой при наличии 3-4 миллионов мусульман в Москве никуда одить не надо». «Я искренне верю, что теория больши чисел работает. Пусть в су ом остатке останется не 4 миллиона, а 10 тысяч. Когда эти 10 тысяч мусульман собираются в Москве, они не нуждаются в заимствовании со стороны. Вопрос только в том, является ли исламская мораль, мусульмане и и доверие друг к другу гипотетической категорией или действующей, возможно ли найти пять человек для Шуры или совета, которым все будут доверять», – говорит Джабиев. Чем беднее страна, чем меньше государство помогает людям, тем актуальнее стоит проблема организации общин, – отмечает эксперт. Но главное, по его словам, мобилизовать энергию мусульман, сформировать у ни чувство человека, способного быть источником закята, богатства, которым он способен поделиться. Источник: http://www.solidarnost.su' Подробнее

Разное Обучение Трудоустройство Вакансии Резюме Открыть вакансию Создать резюме Религия Подпункт 4.1 Подпункт 4.2 Подпункт 4.3 Расписание молитв Спорт ИТ Инопресса Поддержка скрипта Расширенный поиск Все последние новости Мобильная версия сайта